Русалка и фонтан Арзы

МИСХОР ФОНТАН АРЗЫВ те времена, когда Юж­ный берег Крыма был под властью турецкого султана, жил в деревне Мисхор скромный труженик Абий-ака. Жил он в хижине вблизи мо­ря и работал на своём маленьком вино­граднике.

Бережно ухаживал Абий-ака за ло­зами на винограднике, за персиками и яблонями в саду, оберегам их от ве­сенних морозов и туманов, от болезней.

Но всего заботливее, всего нежнее растил он свою единственную дочь, чер­ноглазую Арзы. Строен и гибок был стан Арзы, как лоза винограда. Сорок тонких косичек сбегали по плечам её до самых колен, как сорок струек воды в горной речке. Блестящие огромные глаза были черны, как звёздное небо над мо­рем, яркие губы рдели, как две спелые вишни, а нежные щеки румянились, как бархатные персики.

Все любовались прелестной Арзы. Но внимательнее всех присматривался к ней хитрый старый Али-баба. Не люби­ли купца: рассказывали люди, что ста­рый турок высматривает девушек в се­лениях Южного берега, похищает их и увозит на своей фелюге в Стамбул для продажи в гаремы турецких пашей и беев.

Много мисхорских женихов присылали сватов к Абий-аке, но посмеивался старик: пусть дочь ещё погуляет. А Ар­зы давно уже мечтала о весёлом парне из дальнего села, которого встретила однажды у прибрежного фонтана.

И вот пришёл день, когда парень прислал сватов к Арзы. Покачал голо­вой Абий-ака, жаль ему было отдавать дочь в чужое село, поплакала мать. Но не отказали сватам родители. Весело праздновал Мисхор свадьбу красавицы Арзы. Звенели смех и песни, но Арэы была печальна: грустно было расставаться с отцом и матерью, с подругами.

Стемнело. В синюю тень погрузилось подножие Ай-Петри. Арзы тихонько вы­шла из хижины, взяла медный кувшин и спустилась к морю проститься с доро­гим ей фонтаном. Там, у самых волн, прислушиваясь к плеску прибоя и жур­чанию источника, предалась она воспо­минаниям о детстве.

Не знала девушка, что фонтан окружён со всех сторон, что за каждым её шагом следят пираты.

Посидев на берегу, Арзы подошла к фонтану набрать воды в кувшин. Вдруг что-то шевельнулось над самой её голо­вой, и цепкие руки схватили несчастную девушку.

Не дождавшись Арзы, жених пришёл к фонтану, но своей любимой уже не застал. Он увидел только, как от берега отошла лодка, и обо всем догадался. На крик парня прибежали отец Арзы, гости, но было уже поздно — фелюга Али-бабы, покачиваясь на волнах, уно­силась к Стамбулу.

Тосковали о бедной девушке не толь­ко несчастные родители, не только жених. Зачах и любимый её фонтан. Пре­жде он весело журчал, давал людям обильную влагу, а исчезла Арзы — стал иссякать. Наконец лишь тяжёлые кап­ли, как горькие слезы, покатились с же­лобка.

Али-баба привёз Арзы в Стамбул и продал её в гарем самого султана. Тосковала, рыдала Арзы, не находила себе места в гареме. Родила она мальчика, но не принесло это облегчения её душе.

мисхор русалка 4Ровно через год с того дня, когда разбойники схватили её на далёком крымском берегу, поднялась Арзы с ребёнком на угловую башню султанского сераля и бросилась в пучину Босфора.

В тот же вечер печальная русалка с младенцем подплыла к Мисхорскому фонтану.

С тех пор раз в год, в тот день, когда была похищена Арзы, начинал фонтан струиться сильнее, и в тот час из тихих волн появлялась русалка с младенцем на руках. Она подходила к фонтану, жадно пила воду, ласково гладила его камни. А потом, тихо опустившись в волны морские, исчезала до следующего года.