Скалы — Близнецы

ЮБК медьведь - гораКогда-то на Медведь-горе стоял величественный замок. Далеко видны были его высокие башни, ещё дальше разносилась слава о его владель­цах — братьях-близнецах Петре и Ге­оргии. Красивее их по всему Черноморью никого не было. Кудри до плеч, глаза словно угли горящие; глянут ласко­во — будто осчастливят навек, грозно глянут — задрожишь. Стройные, смелые, с гордым взглядом, они были любимца­ми народа и грозой врагов. Много верных слуг было у молодых князей, но вернее всех служил им ста­рый Нимфолис. Любили братья Нимфолиса. Во всём слушались его. Однажды в тёмную ночь постучал к братьям старый Нимфолис.

— Чего тебе, дорогой? — спросили братья.

Печально посмотрел на них старик и сказал:

— Я пришёл с вами проститься. Ухо­жу. Не уговаривайте меня, на то не моя воля… А на прощание даю вам по подарку. Вы постигнете тайну живущего, узнаете, как устроен мир. Но помните, никогда не пользуйтесь этим даром с корыстной целью, для насилия. Пусть он служит вам только для радости позна­ния. Поставил он на стол два перламутро­вых ларца и исчез. Бросились братья к ларцам, открыли их. В одном лежал костяной жезл с надписью. «Подними его — и расступится  море, опусти — увидишь всё, что есть в пучине», а в другом ларце — два серебряных крыла, тоже с надписью: «Привяжи их — и понесут тебя, куда захочешь, узнаешь там всё, что пожелаешь».

Стали братья жить да поживать, ча­сто вспоминая  Нимфолиса. Задумает Пётр — и рванётся в голубую высь, за­хочет Георгий — по дну моря с жезлом пойдёт, поражая морских чудовищ твёрдой рукой. Изумлялись гости дивным рассказам Петра о далёких странах, со­дрогались самые храбрые при виде страш­ных чучел из морских чудовищ.

Но вот услыхали братья, что в далёком славном городе на быстрой реке есть две сестры, девушки-близнецы. Го­ворили, что сестры — красавицы писа­ные, такие стройные, что, когда идут, будто корабли по тихому морю плывут, такие смелые, что гордый взгляд своих го­лубых глаз ни перед кем не опускают.

Братьям бы прийти с миром да лас­кой, заслужить приветливостью любовь и уважение, показать себя во всей душевной красоте, а они налетели на далёкий славный город, жителей побили, сестёр-красавиц силой взяли. А силой взятое — не любовью взятое. Насилие и любовь никогда не уживутся. Орлы встретили орлиц! Не захотели гордые сестры принять братьев. Отвергли их любовь, которую те хотели подарить им в неволе. Если бы в поднебесье, паря в неоглядном простора, нашли они друг друга… А в клетке тесной, стальными прутьями перевитой, омертвели души сестёр, и ничего в них не осталось, кроме презрения и ненависти к братьям.

Дрогнули сердца братьев от боли. И захотели они любой ценой добиться любви сестёр. Приходят к ним и гово­рят:                        

— Скажите, как заслужить вашу лю­бовь?

Гордо отвернулись от них сёстры, долго молчали. Одна сказала, не глядя на братьев.

— Свободу раньше дайте нам. А по­том будем говорить, как равные с рав­ными.

Переглянулись братья и покачали головами:

— Нет!

Чего только не делали молодые кня­зья, чтобы заставить улыбнуться краса­виц сестёр. Они по-прежнему были хо­лодны и молчаливы, словно камни на дне морском. Затосковали братья. Думали в кро­вавых битвах забыть о девушках — не помогло. Как шип железный, ранит серд­це отвергнутая любовь. Думали в пир­шествах заглушить тоску — не заглушили.

Говорит брат брату;

— Может быть, скажем им о наших ларцах, о жезле и крыльях? Они узнают, кто мы с тобой, я откроют нам свои сердца.

— Давай скажем им, что мы властны подняться к самому солнцу и их поднять туда, мы можем опуститься в глубину моря и их увлечь за собой.

Всю ночь не спали братья. Они пом­нили завет Нимфолиса, который преду­преждал их, чтобы не пользовались они волшебными дарами с корыстной целью. Как отнесётся к их поступкам старый слуга?

— Он нас не осудит — сказал Геор­гий.— Ведь он, наверное, знает, как нуж­на нам дружба этих женщин. Нет, не ради корысти, а ради счастья и покоя решаемся мы показать то, что скрыто от глаз человеческих.

Назавтра подвязал Пётр коню крылья, уселись на коня братья с сёстрами и поднялись ввысь. Не одно облако они задели, не одна молния проносилась мимо них на землю, а все выше поднимались дерзкие. К вечеру, словно гора алмазов, засветились перед ними солнеч­ные чертоги, и прянул на землю, опаляя, солнечный луч.

Раздался голос старого Нимфолиса:

— Назад!

Задрожал Пётр, испугался первый раз в жизни и повернул коня. Словно вихрь неслись они вниз. Дух занялся у сестёр, закрылись голубые глаза, без чувств опустил их на землю Пётр. Но очнулись они и заговорили насмешливо и дерзко:

— Не поднял нас до солнца, бежал, как трусливый заяц. Как слабая жен­щина поступил. Недостойны ни ты, ни брат твой нашей любви.

На другой день запряг Георгий в ко­лесницу коней и повёз сестёр и брата к бурному морю. Поднял и опустил жезл, расступилась пучина, и понеслись они по дну моря. Недалеко ещё отъехали от берега, как явился незримый для красавиц Нимфолис в зелёном плаще и сказал:

— Георгии, приказываю тебе вер­нуться, если не хочешь погибнуть сам и погубить всех.

Ничего не ответил Георгий, только хлестнул быстрых коней.  Разгневался царь пучины, поднял трезубец — и ис­чезли братья и сестры вместе с колес­ницей. Но не погибли они, а превратились в скалы.

КРЫМ БРАТЬЯ-БЛИЗНИЦЫСтоят в море окаменевшие братья-близнецы — люди назвали их Адаларами – и с грустью смотрят на Медведь-гору, где некогда возвышался их чудес­ный замок. И повествуют они о том, как печально кончаются попытки завоевать сердце женское силой и обманом.